Форум - Другие новости - Чолпон Джакупова требует расследования событий 7 апреля 2010 года международной комиссией

#50320 by Отключён (Новичок) в 2012-04-18 16:26:59 , (241 недели) назадTop




  Сообщений: N/A





Сегодня, 18 апреля, руководитель правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакупова распространила сообщение, адресованное президенту Кыргызстана Алмазбеку Атамбаеву, спикеру Жогорку Кенеша Асилбеку Жээнбекову, руководителям парламентских фракций, а также представительству Еврокомиссии в Кыргызстане, послу ОБСЕ, Верховному Комиссару ООН по правам человека.

K-News публикует текст обращения:

«Руководствуясь основополагающими принципами Конституции КР, направленными на обеспечение неукоснительного соблюдения и защиты прав человека и гражданина, обращаемся к вам с ходатайством об инициировании проведения объективного, всеобъемлющего расследования событий апреля 2010 года независимой международной комиссией.

Как вам хорошо известно, начиная с ноября 2010 года по настоящее время, Военным судом Бишкекского гарнизона рассматривается уголовное дело по событиям 7 апреля 2010 года. К участию в процессе привлечено большое количество людей в качестве потерпевших, общественных защитников, подсудимых и так далее. К нему приковано пристальное внимание всей общественности Кыргызстана. Судебный процесс неоднократно прерывался по различным причинам (это взрыв рядом с местом проведения суда, нападения на адвокатов и подсудимых, которые продолжаются по настоящее время, неявка потерпевших в суд и прочее).

Мы неоднократно пытались обратить внимание высших должностных лиц на ситуацию, которая складывается вокруг данного судебного процесса. В обращениях на имя президента Переходного периода, в адрес руководства Генеральной прокуратуры, Жогорку Кенеша и другие ведомства предоставлялся правовой анализ грубейших нарушений законодательства Кыргызстана, наличие которых в любом другом уголовном деле явилось бы основанием для направления материалов дела на дополнительную проверку в следственные органы. Но, к сожалению, не по уголовному делу по событиям 7 апреля.

Ситуация в судебных заседаниях носит совершенно противоправный характер, мало того, что прямо в зале суда постоянно звучат неприкрытые и оголтелые оскорбления и угрозы в адрес адвокатов подсудимых, сам судебный процесс далек от юридических стандартов, что в конечном итоге наносит невосполнимый ущерб системе правосудия республики.

Мы вновь вынуждены обратиться к Вам, так как все попытки правового разрешения ситуации, к великому сожалению, не возымели никакого результата.

В настоящее время, данное уголовное дело находится на стадии допроса дополнительных свидетелей. Ранее были допрошены потерпевшие по делу и то о чем они свидетельствовали в суде, может привести в шоковое состояние любого человека, хоть что- то понимающего в юриспруденции. В ходе допросов выяснялись факты, свидетельствующие о том, что кроме сотрудников Службы госохраны и Управления спецопераций «Альфа» в лиц, находящихся на площади «Ала-Тоо» стреляли также и «лица, одетые в милицейскую форму», ни один из которых не привлечен к ответственности, более того, даже не была сделана попытка выяснения факта нахождения каких-либо подразделений МВД 7 апреля на площади.

Некоторые лица, которые в настоящее время признаны героями, получившие различные компенсации и льготы от государства, с их же слов в ходе судебных заседаний ранения получили не на площади, а совершенно в других местах. Среди них есть и те, которые в настоящее время живы, но значатся убитыми во время событий. И многое другое, что вызывает обоснованное недоумение: как уголовное дело в таком состоянии могло быть направлено в суд и более того, как суд мог его принять к своему производству и начать рассматривать.

По истечении года рассмотрения материалов уголовного дела по событиям 7 апреля, мы можем с твердой убежденностью констатировать факт грубейшего нарушения норм международного права, гарантирующих право человека на справедливое судебное разбирательство. Анализ хода следствия и судебного разбирательства свидетельствует о том, что нарушения данного права имели место как в ходе следствия, так и в суде.

Ниже приведем лишь часть самых вопиющих примеров нарушений законодательства в рамках данного уголовного дела, свидетельствующие о предвзятости, политизированности и предопределенности хода рассмотрения уголовного дела по событиям 7 апреля 2010 года, а также грубо попирающие нормы международного права и положения национального законодательства.

1. Нарушение принципа личной виновной ответственности, который является одним из основополагающих принципов уголовного права:

Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно-опасные действия (бездействия) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. В процессе расследования уголовного дела, в обязанность правоохранительных органов и органов прокуратуры вменяется обязанность по установлению и доказыванию конкретных деяний конкретных лиц.

Иными словами, законодатель, обязывает органы, осуществляющие уголовное преследование, конкретизировать действия лиц, привлекаемых в качестве обвиняемых и индивидуализировать общественно-опасные последствия, наступившие в результате конкретных действий конкретных лиц.

В постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых, по уголовному делу по событиям 7 апреля, данное требование не соблюдено ни к одному их обвиняемых, ныне подсудимых.

Например, анализ всех постановлений о привлечении в качестве обвиняемых 8 сотрудников Управления спецопреациями «А» и 7 сотрудников Службы госохраны свидетельствует о том, что все они в результате своих действий совершили убийства 77 человек и ранили 306 человек. Так как в постановлениях нет конкретики и индивидуализации совершенных деяний, выходит, что каждый из 15 сотрудников расстреляли 78 и ранили 306 человек. То есть исходя из логики обвинителей, фактически было убито 1 тысяча 155 человек и ранено 4 тысячи 590 человек, что не соответствует действительности.

В процессе расследования уголовного дела должно было быть установлено, из какого конкретно оружия причинен вред здоровью конкретному лицу, а не общим списком потерпевших, получивших ранения и убитых 7 апреля 2010 года, как это следует из материалов уголовного дела.

2. Нарушение принципов уголовного процесса (законность при судопроизводстве; всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела, заочное предъявление обвинений, предъявление обвинения в суде, невыполнение требований закона, превышение полномочий).

По имеющимся в суде материалам уголовного дела видно, что при производстве следствия в отношении некоторых из обвиняемых не были выполнены следственные действия предусмотренные главой 26 Уголовно-процессуального кодекса «Привлечение в качестве обвиняемого. Предъявление обвинения», а именно Курманбеку Бакиеву, Жанышу Бакиеву, Максиму Бакиеву, Данияру Усенову, Байыш уулу Эсенбаю копии постановлений о привлечении их в качестве обвиняемых органами, осуществляющими уголовное преследование, не вручались. Им заочно предъявляются обвинения в совершении особо тяжких преступлений, но ни один из указанных лиц не был допрошен в качестве обвиняемого с обязательным участием защитника, как того требуют положения пункта 5 части 1 статьи 46 Уголовно-процессуального кодекса КР.  По окончании следствия они не ознакомлены с материалами дела.

Более того, в нарушение норм Мурату Суталинову, ранее объявленному в розыск и добровольно явившемуся в суд, обвинение не было должным образом предъявлено, как того требует статья 217 Уголовно-процессуального кодекса, а было зачитано прокурором в ходе судебного заседания, в апреле текущего года.

Статья обязывает следователя «ознакомив обвиняемого с постановлением о привлечении его в качестве обвиняемого», «разъяснить ему права и обязанности обвиняемого, предусмотренные статьей 42 настоящего Кодекса, о чем делается запись в постановлении. Запись должна быть удостоверена подписями обвиняемого и его защитника.

Следователь обязан разъяснить обвиняемому о его праве заявить ходатайство о рассмотрении его уголовного дела судом с участием присяжных заседателей по окончании следствия и при предъявлении ему материалов уголовного дела для ознакомления.

Ряд  действий следователя в силу уголовно-процессуального законодательства являются обязательными. Так часть 3 и ч.4 статьи 216 обязывают следователя удостоверившись в личности обвиняемого, объявить обвиняемому и его защитнику постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обязывают разъяснить обвиняемому сущность предъявленного обвинения. Части 5 и 7 этой же статьи предписывают следователю выполнение вышеуказанных действий удостоверять «подписями обвиняемого, защитника и следователя на постановлении о привлечении в качестве обвиняемого с указанием даты и часа предъявления обвинения» и вручить обвиняемому копию постановления. Часть 1 статьи 218 обязывает следователя «допросить обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения».

То есть являются обязательными, и не могут быть переданы другому органу или должностному лицу такие следственные действия как, удостоверения личности обвиняемого, объявление обвиняемому и его защитнику постановления о привлечении в качестве обвиняемого, разъяснения обвиняемому сущности предъявленного обвинения, разъяснения обвиняемому его прав и обязанностей, допрос обвиняемого после предъявления ему обвинения, объявление обвиняемому об окончании следствия по делу и его праве на ознакомление с материалами уголовного дела и заявления ходатайств.

Все вышеуказанные нормы следователем были нарушены.

Следует отметить, что уголовно-процессуальное законодательство четко разграничивает полномочия всех органов и должностных лиц, участвующих в уголовном процессе. Согласно статье 221 основаниями, препятствующими продолжению и окончанию следствия, являются «неустановление местонахождения обвиняемого»; «когда местонахождение обвиняемого известно, однако отсутствует реальная возможность его участия в деле в связи с решением вопроса о лишении обвиняемого иммунитета либо его выдаче иностранным государством».

Закон регулирует и дальнейшие действия следователя при наличии вышеуказанных оснований. Так, согласно части 3 статьи 221 «Если по делу привлечены двое или несколько обвиняемых, а основания для приостановления относятся не ко всем обвиняемым, следователь вправе выделить в отдельное производство и приостановить дело в отношении отдельных обвиняемых или приостановить производство по всему делу, когда по нему не может быть продолжено следствие без участия всех обвиняемых.»

Однако, несмотря на все вышеизложенное, следствие по делу окончено, материалы дела переданы в суд и уже второй год продолжается имитация судебного процесса.

Уголовно-процессуальное законодательство возлагает на судью обязанность при решении вопроса о возможности назначения судебного заседания выяснить в отношении каждого из обвиняемых следующее:

- не допущены ли при производстве следствия нарушения уголовно-процессуального закона, препятствующие назначению судебного заседания;

- вручена ли своевременно копия постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

Учитывая вышеуказанные нарушения, которые были допущены органами следствия в ходе расследования данного уголовного дела, налицо наличие обстоятельств, препятствующих назначению судебного заседания.

Уголовно-процессуальное законодательство в процессе подготовительной части судебного заседания возлагает на судью обязанность по установлению личности подсудимого и своевременности вручения ему копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого: «Председательствующий опрашивает подсудимого, вручена ли ему и когда вручена копия постановления о привлечении в качестве обвиняемого. В случае невручения копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого разбирательство дела должно быть отложено, а прокурор принимает меры к незамедлительному вручению подсудимому копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого. В таком случае разбирательство дела не должно быть начато ранее трех суток с момента вручения указанного документа».

В рамках данного уголовного дела, как отмечено выше, судья Дамир Онолбеков, в нарушение вышеуказанных норм, превысив свои полномочия, после вручения в ходе судебного заседания подсудимому Мурату Суталинову копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого продолжает заседание.

3. Нежелание или неспособность государства в обеспечении гарантий защиты деятельности адвокатов и участников уголовного процесса:

Нарушение принципов уголовного процесса (Уважение прав, свобод и достоинства личности; неприкосновенность личности).

Особую тревогу, как у нас, так и у общественности, вызывает вопрос обеспечения безопасности участников судебного процесса. Факты нападений на адвокатов и их подзащитных в ходе судебных процессов с участием большого количества людей, уже имевших место, как в ходе данного уголовного процесса, так и на юге страны, свидетельствуют о неспособности руководства страны обеспечить гарантии защиты деятельности адвокатов и участников процесса и это несмотря на публичные заявления высшего руководства страны об обеспечении охраны адвокатов и потерпевших. Судебный процесс по событиям 7 апреля беспрецедентен по своим масштабам и количеству его участников.

В рамках рассмотрения данного уголовного дела грубейшим образом нарушаются нормы закона «Об адвокатской деятельности», а именно статьи 17, согласно которой «Профессиональные права, честь и достоинство адвоката защищаются законом».

Требование специального разрешения и создание иных незаконных препятствий для адвокатской деятельности, вмешательство в адвокатскую деятельность, проявление неуважения к адвокату, угроза, оскорбление и клевета в его адрес, насилие или посягательство на его жизнь, здоровье и имущество влекут ответственность, предусмотренную законодательством. При этом со стороны суда не предпринимаются меры для пресечения или предотвращения в дальнейшем нарушений законодательства потерпевшей стороной по делу.

Нами неоднократно в Генеральную прокуратуру направлялись заявления с требованиями о принятии мер к лицам, допустившим и допускающим противоправные действия в ходе судебных заседаний в рамках уголовного дела по событиям 7 апреля, однако все они оставались без ответа, несмотря на наличие доказательств совершения ими противоправных действий.

В результате попустительства и бездействия со стороны органов прокуратуры и МВД, потерпевшая сторона по данному уголовному делу, чувствуя безнаказанность и вседозволенность, неоднократно в ходе судебного заседания подвергала и в очередной раз 9-10 апреля подвергла адвокатов подсудимых и самих подсудимых оскорблениям, угрозам, спровоцировали беспорядки и срыв судебного заседания, 10 апреля текущего года причинили телесные повреждения адвокату подсудимых, вследствие чего была вызвана скорая медицинская помощь. Это, не учитывая факт постоянного нахождения в стрессовом состоянии адвокатов, родственников подсудимых, так как они постоянно подвергаются оскорблениям, открытым угрозам со стороны потерпевшей стороны.

Удручающим в создавшейся ситуации является то, что все участники этого судебного процесса граждане одной страны, которые волею судеб и по желанию некоторых политиков оказались в настоящее время по разные стороны.

4. Нарушение принципа презумпции невиновности:

Являясь историческим по своему значению, данный судебный процесс вызывает огромный интерес у общественности не только в Кыргызстане, но и за его пределами, в связи с чем, ход судебного процесса широко освещается как национальными СМИ, так и международными. При этом любое публичное выступление лиц, наделенных властью и полномочиями, подвергается обсуждению и на стадии судебного разбирательства может расцениваться как попытки формирования общественного мнения и давления на судебные органы либо вмешательство в деятельность судей по осуществлению правосудия, что строго запрещено законодательством и влечет ответственность.

На сайтах отдельных информационных агентств, в телевизионных передачах периодически появляются интервью, выступления различных высших должностных лиц, в которых они пытаются дать оценку событиям, произошедшим 7 апреля, и действиям участников данных событий. Зачастую их высказывания содержат обвинения той или другой стороны в совершении тяжких преступлений, несмотря на то, что суд еще не вынес своего решения о виновности или невиновности кого-либо из участников этих событий. По своей сути такие высказывания можно расценивать как нарушение принципа презумпции невиновности.

Уголовно-процессуальное законодательство строго регламентирует правовое положение всех участвующих в том или ином событии лиц.

До решения суда никто не может быть признан виновным в совершении преступления и тем более подвергнут уголовному наказанию, каким бы тяжким ни выглядело преступление и какими бы достоверными ни казались улики. В юридической науке это правило именуется презумпцией невиновности. Это означает, что всякое лицо, обвиняемое в совершении преступления, предполагается (считается) невиновным, пока его вина не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Презумпция невиновности является одним из важнейших принципов уголовного процесса. Его формулировка содержится в части 1 статьи 26 Конституции КР - «Каждый считается невиновным в совершении преступления, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу судебным решением».

Данный принцип провозглашен в статье 11 Всеобщей декларации прав человека, которая принята Генеральной Ассамблеей ООН, а также в статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Судебное разбирательство по данному уголовному делу, начавшееся в ноябре 2010 года, длится по настоящее время. В отношении некоторых из подсудимых судом была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, в отношении других – заключение под стражу.

Часть 3 статьи 11 Уголовно-процессуального кодекса гласит, что «никто из участвующих в деле лиц не может подвергаться насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению».

Часть 3 статьи 10 содержит норму, определяющую, что «содержание лица, в отношении которого в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, а также лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, должно осуществляться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью».

Однако, к сожалению, мы можем констатировать, что в рамках данного уголовного дела, имеются факты, которые уже сегодня можно приравнивать к пыткам, то есть «Умышленное причинение какому-либо лицу физических или психических страданий с целью получить от него сведения или признания, наказать его за действие, которое оно совершило или в совершении которого оно подозревается, а также запугать и принудить к совершению определенных действий, когда такое действие совершается должностным лицом либо с его ведома или согласия любым иным лицом». Вопрос касается одного из подсудимых – Данияра Дунганова.

Уже на первое судебное заседание в ноябре 2010 года Данияр Дунганов был доставлен на носилках, будучи незадолго до процесса прооперированным по поводу серьезного заболевания. И в последующем весь судебный процесс, в целях обеспечения проведения которого, ему непрерывно вкалывали обезболивающие средства, его состояние можно охарактеризовать как критическое. Непрерывное лечение, качество которого оставляет желать лучшего, вследствие его проведения в условиях содержания под стражей, недостаток и ограниченность в первостепенных необходимых условиях жизнедеятельности организма сделали свое дело, в результате чего на сегодняшний день его состояние здоровья резко ухудшилось.

В дальнейшем, в судебном заседании согласно заключению медицинского консилиума был подтвержден диагноз Данияра Дунганова: гипертоническая болезнь 2-й степени, очень высокого риска, атеросклероз аорты, сонных, периферических артерий, атеросклеротический стеноз общих сонных артерий и артерий нижних конечностей (35-52 %), хронический смешанный гастрит с острыми множественными эрозиями, рубцово-язвенная деформация ЛДПК, реактивный панкреотит, хронический холецистит, нарушенная толерантность в глюкозе, двусторонний адгезивный средний отит, начальная форма кохлеоневрита, межпозвонковый остеохондроз пояснично-крестцового отдела позвоночника, грыжа диска L4-L5 и протрузия диска L5-S1.

Рекомендовано оперативное лечение общих сонных артерий и противоязвенное лечение курсом 8-12 недель. При этом целесообразно провести предоперационное консервативное лечение в условиях стационара с привлечением соответствующих медицинских специалистов. Об этом также на судебном процессе вполне ответственно и бескомпромиссно заявил медицинский работник ГКНБ, отметив, что болезнь прогрессирует.

Но, несмотря на такой серьезный и вызывающий опасения диагноз, судья Дамир Онолбеков 12 октября 2011 года отказал в удовлетворении ходатайства защиты об изменении Данияру Дунганову меры пресечения на несвязанную с заключением под стражей. Неподдельное беспокойство с нашей стороны вызывает то обстоятельство, что причиной отказа явилось никоим образом не предусмотренное уголовно-процессуальными нормами мотивировка судьи, что освобождение Данияра Дунганова может вызвать «общественный резонанс». По-сути, это нонсенс, когда судья, принимая юридическое решение, делает ссылку на обстоятельство политического и общественного характера. В юриспруденции такое положение дел категорически недопустимо.

Такая на наш взгляд уже предопределенная обвинительная позиция суда дает основания для закономерного вывода о том, что все действия и решения, как следственных органов, так и суда по вопросу содержания Данияра Дунганова под стражей, учитывая его физическое состояние, являются ничем иным как проявлением пытки в отношении конкретной личности.

Вышеприведенные факты опять же свидетельствуют о грубейших нарушениях международных норм, а именно статье 7 Международного пакта о гражданских и политических правах  - «Никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию».

Мы ни в коей мере не отрицаем и не умаляем роль народа в тех событиях, которые произошли в Кыргызстане 7 апреля 2010 года. Среди них, конечно же, есть настоящие герои, пожертвовавшие своими жизнями во имя Кыргызстана.

Но мы глубоко убеждены, что справедливое, беспристрастное разбирательство событий, произошедших 6-7 апреля 2010 года в Кыргызстане, влечет за собой далеко ведущие политические и исторические последствия, поскольку имеет самое непосредственное отношение к сохранению государственности и государственных институтов нашей страны.

Таким образом, все вышеперечисленные многочисленные факты нарушений, допущенных при рассмотрении материалов уголовного дела по событиям 7 апреля, свидетельствуют о грубейших нарушениях норм международного права, гарантирующих право на справедливое судебное разбирательство.

На основании выше изложенного настоятельно просим:

1. Инициировать создание независимой международной комиссии по расследованию событий апреля 2010 года;

2. Обеспечить мониторинг хода судебного процесса независимыми наблюдателями из международных организаций;

3. Оказать международное давление на власти Кыргызской Республики для обеспечения безопасности адвокатов и других участников процесса».

Отредактировал(а) в 2012-04-18 16:27:40

Отправить сообщеньку

       [1]       

Быстрый переход: