Форум - Интересно и познавательно - Идеальный киногерой пулемёт «Льюис»

#60144 by Отключён (Новичок) в 2015-02-10 07:52:56 , (95 недели) назадTop




  Сообщений: N/A


Идеальный киногерой пулемёт «Льюис»


Из всего многообразия оружейных систем, прославившихся в Великой войне, ручной пулемет «Льюис», вне всяких сомнений, может считаться непревзойденным образцом почти идеального оружия для пехоты. На взгляд людей, далеких от военной тематики, он, возможно, покажется не столь узнаваемым, как тот же «Максим» или «товарищ Маузер». Однако вряд ли кто, знакомый с военной историей лишь поверхностно или только по фильмам, будет отрицать и его выдающие боевые качества и, в своем роде, уникальную харизматичность. Не случайно этот пулемет стал почти самостоятельным героем многих самых известных кинобоевиков — и зарубежных, и отечественных — таких, как «Белое солнце пустыни» (именно из «Льюиса» боец Сухов в конце концов расправляется с бандитами Абдуллы), «Свой среди чужих, чужой среди своих» и даже «Кинг-Конг».

Как и многие перспективные, инновационные оружейные системы начала XX века ручной пулемет «Льюис» был разработан американскими оружейниками. Как указывает один из самых известных историков вооружений Семен Федосеев, техническая идея «Льюиса» впервые была предложена инженером Самуэлем Мак-Леаном (Samuel Mac Lean) при участии в разработке подполковника армии США А. Лиссака. Не сумев найти финансы на самостоятельное производство этой системы, разработчики продали патентные права на техническую идею будущего «Льюиса» фирме «Аутоматик Армз Компани» в Баффало.

В «Аутоматик Армз Компани» доводкой пулемета до технологически приемлемого состояния занимался полковник Исаак Н. Льюис. Первоначально он пытался создать систему станкового пулемета с жидкостным охлаждением ствола, однако успехи системы «Максима», уже принятого на вооружение армии США, убедили И. Льюиса в финансово-производственной бесперспективности станковой версии. Сконцентрировавшись на ручной версии пулемета, полковник Льюис в итоге ввел в эту автоматическую систему ряд оригинальных технических инноваций, прежде всего — принудительное воздушное охлаждение ствола.
В 1911 году И. Льюис представил свою разработку в Департамент вооружений США. Департамент приобрел четыре экземпляра для испытаний, которые проходили в военно-авиационной школе штата Мэриленд. Пулемет показал себя с самой положительной стороны, однако Управление вооружений в своем итоговом отчете признало систему Льюиса бесперспективной для американской армии. В литературе имеется указание, что «отбраковка» пулемета Льюиса произошла отнюдь не из-за недостатков самой системы, а связи с крайне неприязненными личными взаимоотношениями между полковником Льюисом и генералом Крозье, тогдашним начальником департамента вооружений армии США.

Разочарованный Исаак Льюис вышел в отставку и отправился в Европу — тем же путем, по которому позднее прошел великий оружейный конструктор Джон Мозес Браунинг, — на оружейные фабрики Бельгии. Здесь, в Льеже полковник основал собственную компанию Armes Automatique Lewis. Поскольку своих производственных цехов компания не имела, Исааку Льюису пришлось сотрудничать с британской компанией Birmingham Small Arms (BSA). Именно на производственных мощностях BSA была изготовлена первая опытная партия «Льюисов» для бельгийской армии, которая вскоре приняла ее на вооружение.

Пулемет оказался настолько удачным, особенно для применения во вновь формируемых авиационных подразделениях, что следом за Бельгией «Льюис» был принят на вооружение британской армии и королевских военно-воздушных сил.
Вслед за Европой достоинства «Льюиса» были все-таки признаны и на его исторической родине: крупная американская оружейная компания Sawage Arms стала производить это оружие по заказам авиации и морской пехоты США. Право на лицензионное производство «Льюиса» примерно в это же время выкупила Япония, причем японские оружейники сумели существенно модернизировать систему, превратив в итоге ручной пулемет Lewis Тип 92 в некое подобие станкового.

Большой оригинал
Ручной пулемет «Льюис» был для своего времени подлинным оружейным совершенством. Самой оригинальной особенностью этой автоматической системы стало принудительное воздушное охлаждение ствола, которое в истории оружейного производства было применено (кроме «Льюиса») всего только раз — на относительно новом пехотном пулемете «Печенег», который в настоящее время находится на вооружении российской армии.

Охлаждение ствола «Льюиса» осуществлялось по так называемой сифонной схеме. На ствол пулемета монтировался цилиндрический алюминиевый радиатор, который придавал «Льюису» такой характерный, не похожий ни на какую другую автоматическую систему вид. Для усиления охлаждающего эффекта этот радиатор имел внутри 14 высоких продольных ребер. Со стороны дула кожух радиатора несколько сужался и выступал вперед за обрез ствола. Во время стрельбы раскаленные пороховые газы, вылетающие из ствола, образовывали внутри передней части кожуха сильное разряжение, в результате чего со стороны казенной части через специальные продухи более холодный атмосферный воздух интенсивно засасывался внутрь радиатора. По наблюдениям бойцов, при интенсивном огне из «Льюиса» образовывалась столь сильная тяга, что окурок папиросы, выплюнутый стрелком, затягивался воздухом внутрь радиатора пулемета и выбрасывался впереди ствола.

«Льюис» имел неподвижный, жестко закрепленный ствол. Автоматика системы работала на принципе отвода части давления пороховых газов в специальную подствольную камеру, в которой они воздействовали на газовый поршень, приводящий, в свою очередь, в действие механизм перезарядки.
Газовая камера пулемета имела специальный регулятор, который позволял уменьшать или увеличивать темп стрельбы. Регулируемая скорострельность (причем в существенных пределах) была ценным свойством системы полковника Льюиса. Пулемет позволял снижать темп стрельбы до 500 выстрелов в минуту (при стрельбе на дальнюю дистанцию), либо увеличивать его до 600 выстрелов в минуту — при зенитной стрельбе или при стрельбе из аэроплана.

«Льюис» имел очень оригинальную систему питания — при помощи вместительного, но компактного магазина, не имеющего подающей пружины. Подача патрона на линию досылания производилась фактически принудительно, при помощи синхронизированного с магазином специального механизма, находящегося в пулемете. Этим достигалась четкая регулярность и стереотипность подачи очередного патрона, и, как следствие — надежная работа всей системы. Следует подчеркнуть, что благодаря конструктивным особенностям своего механизма «Льюис» среди других ручных пулеметов был в наибольшей степени приспособлен к использованию русского винтовочного рантового патрона.
Магазины «Льюиса» были дисковыми, с многослойным — в 2 или 4 ряда — расположением патронов. Емкость магазинов была соответственно в 47 и 97 патронов, которые укладывались радиально, пулями к центру диска.

Еще одной характерной особенностью детища Исаака Льюиса была спиральная возвратно-боевая пружина, расположенная в закрытом кожухе в нижней части пулемета, впереди спусковой скобы. Во времена Великой войны отдаленный аналог такой пружины использовался на вполне мирном патефоне, а в самое недавнее время с успехом применен бельгийской оружейной фирмой «Браунинг» на новейшем охотничьем карабине «Марал».

Считается, что пулемет И.Льюиса был несколько тяжеловат: с полным магазином на 47 патронов и сошкой, он весил около 13 килограммов. Однако этот вес был, конечно, не критичен для подготовленного бойца средней комплекции, а уж такие богатыри, как легендарный Федор Сухов, вполне могли «поливать» из «Льюиса» от пояса. При чуть излишнем весе, этот пулемет, тем не менее, не требовал для боевого применения второго бойца — помощника пулеметчика (что было абсолютно необходимым при использовании «Максима», и даже более легкого австрийского «Шварцлозе»).
В целом, система пулемета «Льюис» отличалась (при должном уходе, разумеется) высочайшей надежностью автоматики и отличными эксплуатационными показателями на износ механизмов. Красноармеец Федор Сухов, легко вернувший в фильме «Белое солнце пустыни» боевую молодость в изломанный старый пулемет, не был, как видится, каким-то редким оружейным умельцем. Сама автоматика «Льюиса» обладала значительным технологическим резервом на абсолютное большинство деталей системы, говоря проще, — была в высокой степени ремонтопригодна.

Весь мир в обойме
По мнению оружиеведа Семена Федосеева, перед Великой войной во всех армиях европейских держав, включая Россию, недооценивали значение ручных пулеметов в будущем военном конфликте. Считалось, что для индивидуального оружия солдата они были слишком громоздки и, к тому же, не могли развивать столь же интенсивный огонь, как станковые пулеметы. Усиление огневой мощи пехотного строя, как считали военные эксперты того времени, гораздо успешнее достигалось путем вооружения лучшей, наиболее подготовленной части пехотинцев самозарядными винтовками. Однако уже первый год Великой войны убедительно продемонстрировал: ручной пулемет оказался наиболее эффективным оружием пехоты при наступлении.
Поскольку Россия не обладала собственной конструкцией ручного пулемета, Главное артиллерийское управление Генштаба (ГАУ) решило в срочном порядке заказать изготовление ручных пулеметов «Мадсен» и «Льюис» за границей. Разместить значимый заказ на «Мадсен» не получилось, а реальные поставки «Льюиса» пришлось ожидать вплоть до конца 1915 года.

Весной 1915 года русский военный агент в Великобритании, генерал-лейтенант Н.С. Ермолов заключил контракт с английским филиалом «Бельгийского общества автоматического оружия» на поставку «1000 ружей-пулеметов Льюиса с запасными частями и треногами» по цене 1894 рубля за пулемет.
Эти пулеметы предполагалось, по-видимому, передать в авиационные части, поскольку именно «Льюис» с его достаточно высокой скорострельностью и компактностью в наибольшей степени годился для установки на аэропланы. Однако к 1 января 1916 года бельгийской фирмой в Англии было изготовлено в рамках русского заказа только 400 «Льюисов».

Как указывают документальные источники, в конце 1915 года британское правительство переуступило России, ввиду катастрофического положения на русском фронте с боезапасом и вооружением, свой «пулеметный» заказ в США. По этому заказу русское ГАУ получило 22 тысячи станковых пулеметов «Максим» и «Кольт», а также 10 тысяч «Льюисов». Какая-то часть пулеметов из этого заказа была сделана, по-видимому, под русский винтовочный патрон 7,62х54R.
Заказы в США, ввиду масштабности и относительной быстроты производства на американских заводах, решено было продолжить. Оружейный завод «Savage Arms» получил заказ на 10 тысяч «Льюисов» со сдачей оружия партиями в период с марта по ноябрь 1916 года. Первоначально их планировалось изготовлять под основной английский патрон 7,69х56R (303 British), поскольку пришедшие по первому (британскому) заказу из США «Льюисы» были именно английского калибра.

Впоследствии в Главном артиллерийском управлении возникла идея изменить калибр заказанных пулеметов под японский патрон 6,5-мм «арисака», объемы которых к началу 1916 года на военных складах России были вторыми после русского рантового патрона 7,62х54R. Однако военный эмиссар русского Генштаба в США, генерал Эдуард Гермониус категорически воспротивился внесению изменений в уже подписанный контракт, справедливо полагая, что это может сорвать график поставок. Гермониус оказался прав, — даже с учетом неизменности технических параметров заказа к началу ноября 1916 года от американцев была получена только одна тысяча «Льюисов».
К концу 1916 года заводы «Savage Arms» вошли в должный технологический ритм, и последующие поставки уже осуществлялись по утвержденному графику. Примерно в этот же период военное ведомство Великобритании отправило в Россию около 170 млн винтовочных патронов английского калибра 303 British, благодаря чему «Льюисы» в русской армии никогда не испытывали «патронного голода» и считались английскими пулеметами. Компания «Savage Arms» полностью закрыла русский заказ в мае 1917 года.

Помимо «Льюисов» бельгийского и американского производства в царскую армию поставлялись пулеметы собственно британского производства, правда, очень немного — всего 1200 штук. Этот заказ выполняла английская фирма BSA, которая сразу же вносила изменения в конструкцию системы с целью установки пулемета на аэропланы («Льюис» максимально облегчался, на него не устанавливался охлаждающий радиатор). Для обучения русских солдат и офицеров правильному обращению с этим оружием англичане направляли в Россию инструкторов.

«Гремучая змея» русского фронта
Выдающиеся боевые качества «Льюиса» были высоко оценены противником: немецкие солдаты называли этот пулемет «гремучей змеей». Такое странное название возникло, наверное, от характерного зеленовато-серого в пятнах кожуха «Льюиса», который при частом и неравномерном нагреве приобретал специфический оттенок. Возможно также, что характерный «коробчатый» звук пулеметной очереди из «Льюиса» вызывал ассоциации со звуком костяной трещотки на хвосте гремучей змеи. Однако, не менее вероятно, что этим грозным названием немцы подчеркивали исключительную боевую эффективность «Льюиса» — очень низкий, буквально стелющийся по земле силуэт, высокую скорострельность и удобство для неожиданной для противника смены огневой позиции.

В русской армии «Льюисы» широко применялись, начиная с конца 1915 года, в авиационных частях, а со второй половины 1916 года стали обычным вооружением и в пехотных полках первой линии фронта. Солдаты отдавали предпочтение тем версиям «Льюиса», которые были сделаны под английский патрон 303 British.
В литературе имеется указание, что это было связано, якобы, с большим поражающим (травмирующим) эффектом английского патрона в сравнении с русским основным патроном 7,62х54R. Но вряд ли русские солдаты были столь кровожадными, к тому же чуть большая энергетика британского патрона (начальная скорость пули 844 м/с) может свидетельствовать скорее о большем пробивном эффекте «британца» и, напротив, о его меньшем останавливающем действии.

Любовь русских солдат к английскому патрону (если она действительно была) объясняется, скорее всего, другим фактором: значительно большей стабильностью баллистических и эргономических характеристик, которая отличала патроны, сделанные на английских «карусельных» станках. Патроны с отечественных заводов давали более существенный разброс динамических характеристик, что осложняло, конечно же, ритмичную работу пулеметной автоматики.
В годы Гражданской войны в России пулемет «Льюис» широко применялся всеми противоборствующими сторонами. Известно, что очень любил эту систему украинский идейный анархист батько Махно, вся личная охрана которого была вооружена именно «Льюисами», за что их прозвали «люисистами».

Благодаря своим уникальным характеристикам, пулемет «Льюис» стал оружейным «долгожителем»: он сумел принять участие во Второй мировой войне. «Льюисы», которые пришли с реконсервации на советско-германский фронт, участвовали в знаменитой «Битве за Москву» в ноябре 1941 года. Использовались эти пулеметы и в английских вооруженных силах, причем в значительном числе — около 59 тысяч стволов. Даже немцы в своей последней битве использовали огневую мощь трофейных «Льюисов», которыми были вооружены «народные батальоны» фольксштурма.
Отправить сообщеньку

       [1]       

Быстрый переход: