Форум - Другие новости - День 21 Января: Выживет ли новая модель распределения власти?

#24303 by Отключён (Новичок) в 2011-01-21 23:25:16 , (306 недели) назадTop




  Сообщений: N/A


Политической элите страны не до национальных проектов развития. Сейчас главное стабилизировать новую систему распределения власти, точнее говоря, новый договор между кланами.

Трансформация в новую модель клановых отношений, естественно, проходит не гладко. Во-первых, сопротивление проходит внутри системы, так как определенная часть кланов заняла выжидательную позицию, прикидывая, какие преимущества они получат. Они также готовы незамедлительно повернуться спиной к новой системе, если сочтут свои преимущества недостаточными, или увидят более достойное место в новой системе (например, возвращение в президентской форме правления). Во-вторых, происходит сопротивление кланов, которые оказались вне нового договора. Например, последние события в Баткенской области, где представители новой власти не смогли просто взять под свой контроль угольные шахты. В-третьих, сложная международная обстановка – за последние 10 дней мы становимся свидетелями новой информационной атаки против новой власти из-за рубежа. И, наконец, самое главное, предоставляя доступ к ресурсам для сети своих сторонников, лидеры новой политической элиты должны параллельно решать общегосударственные экономические задачи, причем результат должен быть виден в самое короткое время. Поэтому стоит вопрос — насколько жизнеспособна новая модель.

Корни клановой системы уходят далеко в историю, но неформальные отношения были институционализированы при первом секретаре ЦК КПСС Л.Брежневе, когда Москва отдала политическую власть на местах в обмен на лояльность и экономические показатели. Это был период стабильности и рассвета северного клана при Турдакуне Усубалиеве. Похожая ситуация была и в соседних республиках, где клан Динмухаммеда Кунаева из старшего жуза в Казахстане, клан Шараф Рашидова из Джизака в Узбекистане и т.д. крепко держали в руках власть. Однако со смертью Л.Брежнева наступили перемены. Первый секретарь ЦК КПСС Юрий Андропов начал чистку, прислав в Узбекистан «красный десант» с прокурорами Тельманом Гдляном и Николаем Ивановым. В результате «хлопкового дела» к власти пришел представитель ферганского клана Инамжон Усманходжаев. Михаил Горбачев продолжил чистки в других республиках и в Кыргызстане власть перешла представителю юга — Абсамату Масалиеву. Однако, в отличие от союзных республик Кавказа, сопротивление и живучесть клановой системы в ЦА оказалось намного выше, чем предполагали в Москве – к 1990 году в Кыргызстане, Казахстане и Узбекистане отстраненные кланы вернулись к власти. Единственным исключением оказался Туркменистан, где Сапармурат Ниязов сохранил власть (в Таджикистане М.Горбачев в 1986 году просто заменил одного представителя Ходжента (Рахмона Набиева) на другого (Кахара Махкамова).

В независимом Кыргызстане политическая модель не претерпела значительных изменений: заключался договор между кланами, где лидер (обычно президент) должен был выполнять роль посредника для сохранения баланса между кланами. Однако, со временем президент концентрирует в руках государственную власть, при помощи которой он начинает доминировать при распределении ресурсов. Это ведет к дисбалансу и объединению других кланов против лидера и его сторонников. Формальные институты государственной власти, ослабленные доминированием кланов, внешнее вмешательство и истощение ресурсов в 2005 и 2010 годах привели к окончанию клановых договоренностей и выстраиванию новых.

Конституция 2010 года стала ни чем иным, как формализацией заключения межкланового договора в парламенте (коалиционное правительство с разделением власти), а также ограничением полномочий лидера (президента), доминирование которого, как показал опыт, является дестабилизирующим для системы.

Однако только что созданная модель оказалась на перекрестке двух противоположенных процессов. С одной стороны, нахождение того или иного лидера на верхушке властной пирамиды зависит от поддержки твоего клана, которую ты можешь гарантировать только при предоставлении им доступа к ресурсам (в первую очередь, под ресурсами имеются ввиду должности, а затем все остальное). Поэтому все без исключения последние назначения и перемещения премьер-министра и президента делаются для этой цели, так и для передачи ресурсов коллегам, согласно новому договору.

В свою очередь, должности для новых чиновников нужны для распределения ресурсов теперь для их сторонников внутри клана, и все это повторяется до самой последней цепочки. Надо отметить, что при политической нестабильности, как правило, разворовывание госресурсов усиливается, так как нет гарантии, что ты завтра будешь при должности. С другой стороны, новым лидерам срочно нужны деньги, чтобы избежать дестабилизации. Поэтому получается замкнутый круг – ресурсы нужно распределить, но их также надо собрать. Любая попытка перенаправить финансовые потоки в бюджет будет наталкиваться на сопротивление, в основном внутри коалиционного правительства, и приводить к спорам и дестабилизации.

Источником ресурсов может стать их отъем у других кланов вне коалиции, что тоже чревато дестабилизацией. К тому же это не гарантия, что деньги попадут в бюджет – при отъеме собственности у клана Бакиева и его приближенных деньги до бюджета не дошли, они просто перераспределились между властьимущими, формально перейдя в госсобственность.

Остаются внешние заимствования, при этом следует помнить, что внешние кредиты интенсивно разворовывались в течение 20 лет, апогеем которого стал «распил» российского кредита и гранта в размере $450 млн.

К тому же, международная обстановка заметно осложнилась. В российской газетной прессе началась информационная атака на президента Р.Отунбаеву. По сложившейся традиции, ее начала «Независимая газета», которая уже напечатала две анти-отунбаевские статьи за последнюю неделю. Не остался незамеченным приезд главного рупора Кремля Михаила Леонтьева, пришедший на смену «телекиллеру» Сергею Доренко. Сюда можно отнести также визит на этой неделе заместителя помощника Государственного секретаря США по делам стран Южной и Центральной Азии Сьюзен Эллиотт.

В целом, новой политической элите сейчас нужно найти оптимальный баланс между двумя противоположными процессами. К сожалению, пока ничего в этом направлении не сделано. Наблюдается только дисбаланс – идет активный процесс перераспределения ресурсов. Также наблюдаются определенные попытки уговорить «не своих» поделиться деньгами (алкогольная отрасль, табачная...). Кроме того, пока нет общей стратегии выхода из кризиса. Серьезные испытания уже начнутся с потеплением. Времени не так уж и много.
Отправить сообщеньку

       [1]       

Быстрый переход: